• Детский клуб «ЛИС» главнаяДетский клуб «ЛИС»
  • СтоимостьСтоимость
  • ВидеоВидео
  • ПравилаПравила
  • Рассказы родителейРассказы родителей
  • Статьи ВопросыСтатьи Вопросы
  • Обо мнеОбо мне
  • КонтактыКонтакты
 

В три месяца моему ребёнку поставили диагноз «энцефалопатия». Врач-невропатолог, глядя на меня поверх очков, заявила, что такой диагноз часто ставят младенцам, в этом нет ничего страшного, и что всё постепенно придёт в норму. Шло время. Мой ребёнок рос. Каких-либо отклонений, кроме нарушений сна, я не замечала.

К четырём годам проблемы проявились. Меня стала очень беспокоить задержка развития речи моего ребёнка, очень слабая концентрация внимания, неусидчивость, повышенная отвлекаемость. На незначительные погодные изменения возникала отрицательная реакция: плаксивость могла смениться внезапной агрессией или повышенной возбудимостью. Мы жили в небольшом провинциальном городке, где местные врачи не смогли дать ответы на мои многочисленные вопросы и установить точный диагноз. Соответственно, рекомендованное лечение (настойка пустырника, «Кавинтон» один курс в полгода) не давали положительных результатов. Загадочный диагноз, поставленный нам в три месяца, преследовал нас при каждом посещении невропатолога, но разъяснений по поводу энцефалопатии я так и не услышала.

Тревогу я забила после того, как стала замечать, что тело моего ребёнка не могло долго находиться в одном положении, наступала мгновенная усталость – он ни минуты не мог устоять, а тем более усидеть на одном месте.

Потом появились жалобы на боли при ходьбе, головные боли, стало наступать быстрое утомление даже после небольших прогулок на улице. Приёмы у ортопеда и хирурга не дали никаких вразумительных объяснений. Мне прямым текстом заявили, что «проблему я высосала из пальца» и чтобы я меньше «таскала» ребёнка по специалистам, а то так можно что угодно внушить себе».

Однажды мне попала в руки книга одного питерского психолога. В ней я обнаружила для себя, весьма нужную мне информацию.

Оказывается, в Санкт–Петербурге есть медицинские центры, где помогают детям с подобными проблемами. И мы с мужем приняли решение – надо срочно ехать.

В лечебный центр я обратилась в августе 2004 года, сразу же, как только наша семья переехала в город Санкт-Петербург.

Я ожидала то, что обследование выявит нарушения, но чтобы результаты превзошли все мои опасения… Нарушение опорно-двигательного аппарата, вялая осанка, нарушение сводов стоп: продольное и поперечное плоскостопие, нарушение кровообращения и пр. И всё это из-за родовой травмы шейного отдела позвоночника.

Нам разработали индивидуальную программу, и реабилитация началась. Изменения в лучшую сторону стали заметны уже после первого курса коррекции. Стал нормально функционировать кишечник (с его работой тоже были сложности); вдруг стали застёгиваться «вредные» пуговицы и «непослушные» шнурки; появилась усидчивость и тяга к лепке и рисованию (раньше об этом можно было только мечтать из-за слабой мелкой моторики). После второго курса у моего сына появился красивый почерк, он стал очень красиво рисовать (раньше в его картинах был сплошной абстракционизм).

Учительница в школе тоже стала отмечать улучшения: хвалила его за внимательность, усидчивость и хорошее поведение.

Первый год лечение включало в себя очень сильные медицинские препараты, наряду с лечебной физкультурой и массажем. На второй год реабилитолог предложил нам попробовать немедикаментозную форму коррекции. Обязательным должен быть индивидуальный лечебный спорт и массаж, и, возможно, организм справится сам, без лекарств.

Третий год мой сын занимается лечебным спортом. За последние два года мы не принимали какие-либо медицинские препараты. Мой ребёнок учится на «отлично», долгие пешие прогулки для нас из пытки превратились в большое удовольствие. Я давно уже не слышала каких-либо жалоб на головные боли и плохое самочувствие.

Исчезли различные страхи и состояние постоянной тревожности. У нас нет искривлений позвоночника, пропала асимметрия туловища, нет плоскостопия. Находясь за письменным столом, сын стал прямо держать спину, хотя раньше старался лечь на стол, или немыслимо изогнуться на стуле и так делать уроки, объясняя, что ему так удобнее.

Проблемы ещё конечно есть, и корректировать их ещё придётся не один год. Но я вижу, что мы стоим на правильном пути и большая часть этого пути пройдена. Я благодарю Бога, что мы попали не к шарлатанам, которых сейчас развелось множество, а сразу к опытным специалистам, прежде всего очень чутким людям. Мне нравится в них то, что они не выполняют механически свою работу, они искренне переживают за каждого, попавшего к ним ребёнка и помогают ему, радуются вместе с ним даже незначительным успехам. Для них очень важен результат своей работы, а это немаловажно. Я не раз присутствовала на занятиях и видела, как тяжело это всё даётся моему ребёнку, но там царит такая дружелюбная и весёлая атмосфера, что он с удовольствием посещает все занятия.

Сейчас, оглядываясь назад, жалею только об одном, почему не обратилась в ЛИС раньше, ведь очень многих проблем удалось бы избежать.

Мама Сережи, Надежда.